«ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ… СОЛЖЕНИЦЫН»

И.И. Жук

Фото-работа Павла Ильина

   Сегодня, в 11-00 по московскому времени, на погосте Донского монастыря состоялась Панихида по случаю девятой годовщины со дня смерти Александра Исаевича Солженицына. Как и обычно, у могилы писателя собрались его родственники, почитатели таланта и ещё живые личные друзья. Всё те же привычные – человек 50-70. И только в отличие от панихид прошлых лет среди литераторов-евреев, простого русского люда и русских эмигрантов первой или второй волны эмиграции, доживающих свой век по «европах» и «в америках», почти не было видно представителей современной русской интеллигенции. Тут уж одно из двух: либо еврейство полностью захватило все ново-московские салоны и издательства, так что русским писателям и пиитам пришлось тихо и незаметно разъехаться по провинциям; либо безумный тезис о том, что сталинизм – единственное спасение от сегодняшней либерально-эгалитарной демократии, — окончательно утвердился в сердцах и умах патриотов-русаков. Если последнее – справедливо, спешу напомнить цитату А.А. Зиновьева, под которой потом подписался и сам Александр Исаевич: «ЦЕЛИЛИСЬ В КОММУНИЗМ, А ПОПАЛИ В РОССИЮ».

   Как бы нам и теперь в очередной раз(!) не попасть в Россию?! Читать далее ««ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ… СОЛЖЕНИЦЫН»»

ВРЕМЯ СОДОМИТОВ

И.И. Жук

«Прорывается правда сквозь зубы
И у тех, кому кривда сестра»
(Николай Боголюбов).

    18 мая 2017 года на портале МК RU появилось довольно любопытное интервью «опального» Архидиакона Андрея Кураева «Андрей Кураев раскрывает «голубые» тайны РПЦ: «Видеозаписи людей, похожих на епископов». http://www.mk.ru/social/2017/05/18/andrey-kuraev-raskryl-golubye-tayny-rpc-videozapisi-lyudey-pokhozhikh-na-episkopov.html

Попробуем прочитать это интервью с точки зрения человека, далекого от всякой церковной политики, просто с точки зрения обычного постсоветского обывателя, у которого не совсем ещё размыты понятия о добре и зле.

Итак, что же он, этот обыватель, сможет почерпнуть, прочитав это сенсационное разоблачение?

Оказывается, в РПЦ существует содомское лобби. Причем, — довольно приличное. Настолько большое, что даже сам Патриарх Кирилл опасается «ворошить этот мужеложеский муравейник», боясь, как бы содомиты его не «съели».

С другой стороны, Патриарх, и Сам с юношеского возраста ученик известного содомита, всю свою сознательную жизнь посвятившего на воссоединение Православия с Католичеством без каких бы то ни было покаянных действий со стороны последнего. Больше того, Патриарх настолько возлюбил своего учителя, что готов был, несмотря на явный содомский след, канонизировать этого человека, то есть готов был поставить его в один ряд со св. Сергием (Радонежским), с св. Серафимом (Саровским), и с прочими «новомучениками и исповедниками российскими». И только несвоевременная публикация Андрея Кураева на своем блоге в декабре 2013 года помешала Святейшему сделать «это». Читать далее «ВРЕМЯ СОДОМИТОВ»

Москва – Третий Рим

И.И. Жук

Знаменитую формулу старца псковского Спасо-Елиазаровского монастыря о. Филофея (1465-1542 гг.)  «два убо Рима падоша, а третий стоит, а четвертому не быти», — вначале у нас, на Руси, поняли исключительно духовно. Москву, как единственную по тем временам непокоренную православную столицу мира, вышеназванный старец, перефразируя известную доктрину Византийского Патриарха Фотия: «Византия – Второй Рим, а Третьему – не бытии», — признал последним оплотом чистоты православной веры. В послании к великому князю Василию III, буквально за несколько лет до венчания на царство первого русского царя Иоанна IV, он так прямо и написал: «только верное Православию государство может быть объектом промысла Божия». Точно так же свою миссию Самодержца понимал и сам Иоанн Васильевич Грозный: «Царь земной под Царем небесным ходит», «Чего Бог не изволит, того и царь не изволит», «царь поставлен от Бога на казнь злым и добрым на милосердие». Таким образом, как пишет в своей «Монархической государственности» Л.А. Тихомиров: «…сделав со своей стороны всё для подчинения себя воле Божией, он (царь, Иоанн Васильевич Грозный) вполне уверен, что и Бог его не оставит, а стало быть, даст наибольшую обеспеченность положения»[i]. То есть величие государства зависит отнюдь не от силы оружия, но исключительно от чистоты исповедования Православия уверовавшим в Христа Царем и верным Ему народом.

Накануне «Смуты» в «утвержденной грамоте» к русскому царю Борису Годунову почти дословно эту же мысль переписал у старца Филофея и константинопольский патриарх Иеремия, приехавший к нам в 1589 году и давший согласие на учреждения Патриаршества на Руси. Читать далее «Москва – Третий Рим»

СМУТА

И.И. Жук

                                                   «Понятие «Смута» пришло в историографию из народного лексикона, означая, прежде всего, анархию и крайнюю неустроенность общественной жизни. Современники Смуты оценивали ее как кару, постигшую людей за их грехи».

                                                                                 (Википедия)

    Если взглянуть на историю нашей страны непредвзятым взглядом, то можно сказать, что у истоков формирования первого русского государства встретились два понятия – Смута и ясное духовное понимание путей её скорейшего преодоления. Вот с какой грамотой отправили наши тогда ещё языческие предки послов к князю Рюрику: “земля наша велика и обилна, а наряда въ ней нетъ; да поидете княжить и володеть нами”.[i] Здесь вам и четкое осознание тупиковости ситуации, в которой оказались слишком свободолюбивые, но не очень сговорчивые русичи; здесь же и их свободно выстраданное решение: без единовластного правителя, без независимого от всевозможных влияний и «подарков» Князя, государству не состояться, стране не быть, славянам, во всяком случае, их восточной ветви – в плотном вражеском окружении во веки веков не выжить.

С тех пор, в результате тех или иных превратностей судьбы, наша страна, как минимум, ещё пять раз опрокидывалась в смуту. И каждый раз, уже находясь, казалось бы, в самом эпицентре погибельного распада, находила в себе силы и глубинное понимание путей выхода из сложившейся ситуации. Читать далее «СМУТА»

РЕПЛИКА

И.И. Жук

Только что в Доме кино просмотрел последний фильм Джима Джармуша «Патерсон» (2016 г.) и поневоле сравнил его с недавно вышедшей на экраны страны кинокомедией Николая Досталя «Монах и бес» (2016 г.). Какая же всё-таки вопиющая разница! Один, в силу отпущенного ему Богом таланта и внутренней стойкости, умудрился за самыми, казалось бы, банальными бытовыми обыденностями простой безыскусной жизни увидеть и Красоту, и Высокую Поэтичность мира, и невыразимую никакими человеческими словами Тайну Творения Божьего. И другой, — в силу советского воспитания и всё время держания носа по ветру, — перелопативший почти всю Святоотеческую литературу только для того, чтобы, в конце концов, выдать на гора самый пустой и банальный фейк с явною экуменистической подоплекой (я имею ввиду эпизод в Иерусалиме, где русского средневекового монаха его же братья по вере(!) пытаются вылечить руками местного раввина).
И впрямь, непроходимая пропасть отделяет истинного Художника с большой буквы от человека, играющегося в художника и пытающегося на несвойственном для его культурной среды «материале» скроить попурри для аборигенов. Можно, конечно, завладеть всеми деньгами мира, и не подпустить к искусствам ни одного из гоев. Но куда ты скроешься от самого себя? Ведь искусство, что там ни говори, но оно как было, так и до конца мира останется, — зеркалом души сотворившего его человека.

31.03.2017

МЕРЗОСТЬ ЗАПУСТЕНИЯ

И.И. Жук

   Согласно Божьим обетованиям, до скончания мира «врата адовы не одолеют» Церкви (Мф. 16; 18). И в то же время в какой-то момент Священной истории мы сможем увидеть и «мерзость запустения», «стоящую на святом месте» (Мф.24;15).

В первые века христианской эры такой мерзостью, временно становящейся на святом месте, были, конечно, ереси. В упорной борьбе с многочисленными соблазнами, в результате победы Святого Духа, носителями Которого были Отцы Семи Вселенских соборов, Церковь успешно справилась с этим злом. И на вечные времена установила свои канонические границы. Что и было зафиксировано в её святых догматах.

По мере апостасии (оскудения веры в Христа Спасителя) некоторые из иерархов Церкви захотят, ради, якобы, оживления миссионерской деятельности среди простого народа, опростить некоторые, как им тогда покажется, устаревшие или уж слишком «неудобоносимые» для современных людей догматы. Прикрываясь ложно понятою любовью к ближнему, они внесут ряд поправок, как в само Богослужение, так и в догматическое понимание основ Православного вероучения, вплоть до некоторых «незначительных» уточнений даже и в Символе Веры. Это духовное опрощение с неизбежностью приведет к разрыву невидимой мистической связи земной церкви с — Небесной. Святой Дух поневоле покинет храмы, в которых его служители станут исповедовать несколько модернизированное на свой, чисто человеческий лад, Самим Богом нам данное вероучение. Так и только так может произойти очередное воцарение мерзости запустения на святом месте.

Ходить в такие модернизорованные храмы, естественно, будет уже нельзя. Пресуществление вина и просфор в Тело и в Кровь Христову на алтарях этих «храмов» происходить не будет, а значит и спасение душ людей – станет попросту не возможным. Читать далее «МЕРЗОСТЬ ЗАПУСТЕНИЯ»

СИНАРХИЯ

И.И. Жук

С легкой руки царя Иоанна Васильевича Грозного идеальный способ правления государством был назван СИМФОНИЕЙ двух властей: светской и духовной. При таком способе правления светский владыка (или — царь) признается епископом внешних дел Церкви, и его Единоличное Самодержавие ограничивается исключительно Евангельским законом. Этим, кстати сказать, русский идеал правления государством в принципе отличался от всех как до того, так и после — существовавших в мире. Ни византийский император, чьи властные полномочия никакими внешними предписаниями так никогда и не были ограничены; ни уж, тем более, древнегреческие диктаторы, западноевропейские абсолютисты или коммунистические тоталитаристы ничем похожим себя ограничивать не пытались. Для любого единовластного автократора власть всегда и вовсе времена истории человечества являлась самоцелью. И если что-то её естественно ограничивало, то это обще-цивилизационное представление о неком абстрактном политическом идеале: понятие общей пользы и целостности границ (в Древнем Риме и в Древней Греции), общенародной социальной справедливости (при социализме-коммунизме), или вновь зарождающий предапокалиптический идеал – «всеобще-человеческого мира и безопасности». Читать далее «СИНАРХИЯ»