Ответ Леониду Симоновичу-Никшичу на его статью «Поэты Еврейские и поэты Русские»

И.И. Жук

Возможно, автор статьи в чем-то и прав, не берусь судить: я не поэт, поэтому сравнить и ответить точно, где более образно, а где более семиотично, — не в состоянии.

   Лично меня больше интересует несколько иной вопрос: почему это в XX-XXI веках русская поэзия все больше и больше представлена исключительно еврейскими именами: теми же Мандельштамом, Пастернаком, Евтушенко, Бродским? И миллионам русских людей стихи их ложились (и до сих пор ложатся) на душу. Не произошло ли что-то кардинально непоправимое с русской душой после того, как она отреклась от Бога и от охранителя народного благочестия от гуманистов-богоборцев — Государя-императора? В наше время полной духовной «свободы» и внутрисердечной раскрепощённости это становится особенно заметным. Происходит стремительная деградация всей постсоветской песенно-письменной культуры. При этом еврейского барда Владимира Высоцкого — любила и до сих пор любит практически вся страна! Да и весь наш всенародно-любимый «русский шансон» со всеми его голубями и золотыми куполами детище еврея Шафутинского.

   А вот православно-монархические песни поют, увы, немногие.

   Может быть, потому, что сами стихи современных русских православно-монархически настроенных поэтов все больше напоминают ура-победительные дидактические речевки, чем глубокие внутренние раздумья о своей погибающей душе, а ОТТОГО, естественно, и ЗАГИБАЮЩЕЙСЯ России? Куда подевалась всех и вся разоружающая искренность Сергея Есенина? Где, пускай и не праведная, но откровенная и честная революционность Александра Блока? По каким сусекам надо скрести, чтобы найти тихую покаянную[i] лирику Федора Тютчева или Сергея Бехтеева? Всюду герои, одни герои![ii] И по их победоносно-трескучим виршам ничего конкретного о самих поэтах сказать, к сожалению, не возможно.

   По факту же получается, что сегодня Поэт-герой православно-монархический бард, завтра он поклонник «Политика будущего» и обелитель фашизма, а послезавтра — певец неоязычества, а то и князя Дракулы. Вот и выходит, что при такой внутренней скрытности, но при внешней то и дело проявляемой  «широте души» (полнейшем общественно-политическом экуменизме, а значит и пофигизме) сегодняшних русских поэтов, народ тянется к чему-то более-менее конкретному и не столь изощренно духовно ядовитому. Почему и останавливается на простой и доходчивой еврейской семиотике (Владимира Высоцкого) или почти на матерщиной лирике какого-нибудь Шнура или Вики Цыгановой.

   Возвращаться надо к своей душе. Тогда и народ подтянется. А иначе так и согнемся, каждый в своем углу утешая сам себя откровением поэта-еврея Бориса Пастернака:

   «Я один. Всё тонет в фарисействе»…


[i] Не возможно спастись, не зная себя, своих грехов, слабостей, своего глубинного окаянства. «Соборная гордыня» способна привести народ лишь к очередному, возможно, ещё большему, чем было, падению, и не более того. И только глубинный смиренный покаянный вопль изнутри трезво видящего себя и свое беспредельное окаянство сердца способен привлечь на помощь Самого Христа, Который Один только и спасает. Одним словом, не возможно соборное спасение народа без предварительного, отдельно-личностного покаянного вопля каждого (или хотя бы уж лучших) представителей того или иного народа к Богу.

   И это азы христианской веры!

   Буквально ёще с Апостолов, через творцов Добротолюбия и «Лествицы» и заканчивая, естественно, нашими современниками: св. Игнатием (Брянчаниновым), св. Иоанном (Кронштадским), сгиегуменом Саввой (Остапенко), архимандритом Кириллом (Павловым), все святые проявляют удивительное единодушие: Спасает Христос, и только тех из нас, кто целожизненно, ежеминутно и ежесекундно, взывает к Нему из глубины изъязвленного грехами сердца!

   Вот и выходит, что поэтам, а уж, тем более, назвавшим себя православными, надо в первую очередь думать о своей погибающей душе. И только потом уже, умудрившись и протрезвившись в бане покаяния, взывать к освобождению, и в первую очередь — от греха, – своих многочисленных почитателей и последователей.

[ii] Героям покаяние не нужно в принципе. Ещё до Христа Спасителя, Гомер и вся Древнегреческая мысль в его лице на все века засвидетельствовала: Герой — это самостное (особо гордынное!) существо, которое ради личной славы в веках готово идти на любые жертвы, вплоть до вечной личной погибели в теснинах ада. Иногда Герой совершает благие поступки, и даже во имя Родины и народа, только цель у него всё равно иная: земная слава любой ценой. Вот почему сама земля, Гея, и упросила в свое время громовержца Зевса избавить её от непосильной ноши: геройского племени! И Зевс именно с этой целью, — с целью избавления земли от ужаса геройского самоуправства и своеволия и устроил, так называемую, Троянскую войну.

   Только кроткие и смиренные сердцем наследуют землю. Не говоря уж о Царстве Небесном.      

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *